ВЕНЕРА С ПТИЧЬЕГО ПОЛЕТА 6 глава

— Это непонятно, — сухо бросил Ермаков.

Он прогуливался по рубке, заглядывал в приборы и что-то заносил в записную книгу.

Краюхин пожевал губками, помолчал.

— Фотонная ракета — новое дело, — произнес он. — Большущее дело. Будущее населения земли… — Он снял очки, стал протирать стекла, смотря на Быкова круглыми очами. — “Благорасположенная природа, возможно, знает, почему ВЕНЕРА С ПТИЧЬЕГО ПОЛЕТА 6 глава она не желает, чтоб мы превратили наш земной мир в умеренный рай и на этом успокоились, и почему она принуждает нас завоевывать новые миры — те последние и последние миры, ключом к которым должны стать фотонные ракеты”. Это произнес более полвека вспять один очень умный германец; тогда фотонные ракеты казались отдаленной ВЕНЕРА С ПТИЧЬЕГО ПОЛЕТА 6 глава мечтой. А сейчас этот ключ к последним и последним мирам у нас в руках. Но мы еще не научились им воспользоваться по-настоящему. Много, еще сильно много неидеального, непонятного. И много рутины. Вот хотя бы эти атомные ракеты на “Хиусе”. При фотонном приводе они — как кляча, запряженная в новый ВЕНЕРА С ПТИЧЬЕГО ПОЛЕТА 6 глава атомокар.

— Но ведь по другому “Хиус” не мог бы стартовать с Земли, — воткнул Быков неуверенно.

Краюхин опять водрузил очки на нос.

— В ближнем будущем мы, возможно, вообщем откажемся от стартов с Земли. “Хиусы” будут стартовать с искусственных спутников.

— Понятно, — произнес Быков. — Но пока-то “Хиус” берет припас обыденного ВЕНЕРА С ПТИЧЬЕГО ПОЛЕТА 6 глава для ракет горючего?

— Очень незначительно. Чуть пятую часть полетного веса. Только для того, чтоб оторваться от Земли, выйти из плотных слоев атмосферы, просто поддающихся радиоактивному инфецированию. А потом врубается фотонный движок. “Хиус” не знает неудобств, связанных с невесомостью. Он движется с неизменным ускорением в 10 метров за секунду за секунду[2], таким ВЕНЕРА С ПТИЧЬЕГО ПОЛЕТА 6 глава же, что и ускорение силы тяжести на поверхности Земли. Таким макаром экипаж “Хиуса” избавлен от невесомости и всех ее противных последствий. “Хиус” — по последней мере, в межпланетных перелетах — не знает длительных и тоскливых рейсов по инерции, продолжающихся годы. Он развивает огромные скорости и расстояния до планет покрывает ВЕНЕРА С ПТИЧЬЕГО ПОЛЕТА 6 глава за деньки и недели. “Хиус” — это и есть ключ “к последним и последним мирам”.

— “Хиус” — ключ к огромным планеткам, — странноватым, сдавленным голосом проговорил Ермаков.

Он стоял, склонившись над каким-то прибором, и Быков не лицезрел его лица.

— Пойдемте, товарищ Быков, — хмуро произнес он. — Я покажу вам другие помещения.

Они обошли весь ВЕНЕРА С ПТИЧЬЕГО ПОЛЕТА 6 глава корабль, заглянули в жилые каюты, в кают-компанию, в камеры-хранилища. Все было максимально просто, практически наго. В жилых каютах — нагие мягенькие стенки, выдвижные кровати с широкими эластичными ремнями, настенные шкафы, низкие и мягенькие кресла, наглухо принайтованные к пружинящему полу. В кают-компании — большой круглый стол, мягенькие кресла, в мягеньких ВЕНЕРА С ПТИЧЬЕГО ПОЛЕТА 6 глава стенках — буфет, книгохранилище. На столе лежал позабытый, видимо, листок бумаги с неровными строками вычислений. Краюхин забрал его. (“Чокан, — произнес он с усмешкой. — Математик…”)

Когда они возвратились к люку, “Хиус” был окружен машинами и людьми. Ермаков что-то гласил начальнику группы обслуживания, тот кивал, переспрашивал и на ходу ВЕНЕРА С ПТИЧЬЕГО ПОЛЕТА 6 глава раздавал приказания толпившимся около него рабочим — юным ребятам, возможно, только-только со студенческой скамьи.

— Едем домой, — произнес Краюхин. — Если завтра окончат перезарядку реакторов, послезавтра начнем погрузку.

— Да! — вспомнил вдруг Быков, усаживаясь в автомобиль. — Я совсем запамятовал. А “Мальчишка”? Куда его погрузят?

— Наверх, — ответил Краюхин. — “Мальчишка” пропутешествует через место верхом ВЕНЕРА С ПТИЧЬЕГО ПОЛЕТА 6 глава на “Хиусе”. Так…

— Мгм… — начал было Быков, но осекся и больше расспрашивать не стал.

“КАК АРГОНАВТЫ В СТАРИНУ…”

Отчет Ляхова был заслушан на последующий денек. В просторном кабинете начальника Седьмого полигона чуть разместились, не считая межпланетников, человек 30 работников ракетодрома, инженеров с верфей, представителей научно-исследовательских и проектных учреждений, связанных с ВЕНЕРА С ПТИЧЬЕГО ПОЛЕТА 6 глава Комитетом межпланетных сообщений. Ляхов, бледноватый и улыбающийся, гласил стремительно, верно, постукивая для уверительности карандашом по кожаной папке с дневниками и заметками.

В согласовании с планом испытательного перелета “Хиус” через 20 часов после старта принял недвижное по отношению к Солнцу положение и потом, с неизменным ускорением в 9,7 метра за секунду в секунду ВЕНЕРА С ПТИЧЬЕГО ПОЛЕТА 6 глава, устремился к точке встречи с Венерой в обход Солнца. Пройдя точно половину расстояния и достигнув скорости четыре тыщи км за секунду (оживление посреди слушателей), Ляхов повернул планетолет зеркалом к точке встречи и начал торможение. Через восемь с половиной суток “Хиус” вышел на орбиту “Циолковского” — 1-го из русских ВЕНЕРА С ПТИЧЬЕГО ПОЛЕТА 6 глава искусственных спутников Венеры, а еще через несколько часов причалил к нему. Дальше, следуя программке испытаний, Ляхов около месяца маневрировал вокруг Венеры, проверяя работу фотореактора на всех режимах, посетил искусственные спутники, принадлежащие другим государствам, сделал посадку на Вениту — естественный спутник Венеры — и в конце концов отправился в оборотный путь, приняв на ВЕНЕРА С ПТИЧЬЕГО ПОЛЕТА 6 глава борт хворого инженера с чешской станции.

Ляхов поведал о режимах работы фотореактора, о результатах внедрения эффекта Допплера для определения собственных скоростей фотонной ракеты, высказал суждения относительно противометеоритного устройства (“К сожа… э-э… к счастью, точнее… нам не пришлось испытать его в действии”), сказал новые оценки рассредотачивания плотностей ВЕНЕРА С ПТИЧЬЕГО ПОЛЕТА 6 глава галлактической пыли в промежутке меж орбитами Земли и Венеры (“Эти данные, товарищи, по моему глубочайшему убеждению позволяют возлагать на воплощение прямоточного фотонного мотора, по последней мере в таких рейсах, как будет решена неувязка фотонного привода на аннигиляции”). Повышенное внимание Ляхов уделил неким непонятным парадоксам, имевшим место во время рейса. Наблюдались беспричинные перерывы ВЕНЕРА С ПТИЧЬЕГО ПОЛЕТА 6 глава радио- и телевизионной связи, вспышки ультрачастотной вибрации корпуса планетолета, маленькие нарушения тормозного магнитного поля в фокусе зеркала. Все это происходило конкретно перед торможением, другими словами в период наибольших скоростей. Ляхов выражал уверенность, что дело тут конкретно в колоссальных скоростях планетолета — скоростях, требующих уже перехода на релятивистскую ВЕНЕРА С ПТИЧЬЕГО ПОЛЕТА 6 глава механику.

Но в целом “Хиус” оправдал все надежды. После пробного рейса стало разумеется, что “вопреки воззрению перестраховщиков и тупиц, оскверняющих самим фактом собственного бытия славную идею межпланетных сообщений”, будущее, притом наиблежайшее будущее, принадлежит фотонным ракетам. (Рукоплескания, хвалебные возгласы.) Даже в таком простом и прямолинейном виде сочетание фотореактора с абсолютным отражателем ВЕНЕРА С ПТИЧЬЕГО ПОЛЕТА 6 глава является большущим шагом вперед в технике космогации.

Маленькие конструктивные недочеты “Хиуса” с лихвой покрывались его неопровержимыми плюсами и преимуществами: фактически неограниченным припасом хода, способностью совершать старты и посадки, не смущаясь в расходе энергии, и без перегрузок, небезопасных для жизни и здоровья экипажа, независимостью от промежных баз и обилием других, наименее ВЕНЕРА С ПТИЧЬЕГО ПОЛЕТА 6 глава значимых.

— …и я, товарищи, порочным делом, — произнес Ляхов, — даже пошевелил мозгами: “А не попробовать ли заодно уж произвести посадку на Венере?” (Хохот, шум в зале. Краюхин сурово хмурится. Юрковский указывает Ляхову кулак.) А что? Никто бы и не вызнал… Но довольно было посмотреть на эту милую планетку поблизости ВЕНЕРА С ПТИЧЬЕГО ПОЛЕТА 6 глава, чтоб вспомнить, что такое дисциплина. Нет, правда, дисциплина — красивая вещь. Я никогда до этого не летал к планеткам с атмосферами, и, вынужден огласить, с непривычки это действует… Вид у нее неважный.

После Ляхова выступила штурман Вера Николаевна, очень хорошая, в голубом платьице, с розовым от смущения круглым лицом. Она привела несколько ВЕНЕРА С ПТИЧЬЕГО ПОЛЕТА 6 глава хороших вариантов выхода фотонного планетолета на “прямую линию движения”. Выяснилось, что электрическая курсовычислительная машина, установленная на “Хиусе”, не полностью отвечает требованиям новейшей, “прямой” космогации. Штурману и оператору приходится безпрерывно вводить поправки на возмущение со стороны Солнца, чего, к примеру, не добивались перелеты по орбитальным траекториям. Веру ВЕНЕРА С ПТИЧЬЕГО ПОЛЕТА 6 глава Николаевну перебил пышноволосый усатый парень, представитель Института счетно-ре­ша­ю­щих устройств, и принялся разъяснять Краюхину, что подготовлено для решения этой препядствия в их институте. Он гласил жарко и неясно; в него внезапно вцепились Крутиков и один из инженеров; они гневно заспорили. Их никто не перебивал, и Быков уже поразмыслил было ВЕНЕРА С ПТИЧЬЕГО ПОЛЕТА 6 глава, что счетно-решающие устройства являются на данный момент более принципиальной частью оборудования фотонных ракет, но через минутку с изумлением увидел, что чинного и праздничного совещания как не бывало.

Группа работников ракетодрома обступила Чокана Кунанбаева, и тот нерасторопно разъяснял что-то, водя карандашом по развернутым листам ватмана. Краюхин ВЕНЕРА С ПТИЧЬЕГО ПОЛЕТА 6 глава и Ермаков собрали вокруг себя ракетостроителей, листали и демонстрировали им дневники перелета. Ракетостроители кивали и писали в блокнотах и записных книгах. Ляхов, Богдан Спицын и Юрковский молчком слушали начальника Седьмого полигона. Юрковский, иронично усмехнувшись, произнес что-то, все заулыбались: Ляхов и Спицын забавно, начальник — смущенно. В кабинете стоял ровненький шум ВЕНЕРА С ПТИЧЬЕГО ПОЛЕТА 6 глава голосов и шелест бумаги.

Быков досмотрел, как изничтожают усатого представителя, и оборотился к Дауге. Тот предложил:

— Пойдем, Алексей, домой. Доспорят без нас. Нужно разобраться в новых данных о Венере. Прислал Махов, начальник “Циолковского”.

Вечерком межпланетники собрались в читальном зале гостиницы.

Вера Николаевна, блестя очами, гласила:

— Оторваться от ВЕНЕРА С ПТИЧЬЕГО ПОЛЕТА 6 глава Земли и оказаться в пространстве — это еще не означает захватить место. 1-ые воздушные шары не сделали человека владельцем воздушного океана. Это сделал только самолет. Не так ли? Владельцем места сделает нас только “Хиус”, независящий от сил тяготения, освобожденный от рабского подчинения этим силам…

Богдан Спицын влюбленно смотрел на нее, а Ляхов ВЕНЕРА С ПТИЧЬЕГО ПОЛЕТА 6 глава пробормотал, растерянно улыбаясь, как будто эта идея только-только пришла ему на мозг:

— Поразмыслить только, ведь мы были первыми в таком деле!

Юрковский усмехнулся:

— Но все-же дома, на Земле, лучше, не так ли, Вася?

— Очевидно, лучше.

— “Очевидно…” Ах, Василий, Василий, нет в для тебя ни капли поэзии! Сделал ВЕНЕРА С ПТИЧЬЕГО ПОЛЕТА 6 глава таковой перелет!.. Нет, ты положительно недостоин таковой чести.

Ляхов нахмурился.

— Я, знаешь ли, не спортсмен, — сурово произнес он, — я работник! И не вижу в этом ничего дурного.

— Никто не гласит, что это плохо… — Юрковский поднял к потолку тяжелые глаза. — Но согласись, мон шер, что путь прокладывают обычно… спортсмены ВЕНЕРА С ПТИЧЬЕГО ПОЛЕТА 6 глава, как ты их называешь.

— Означает, раз на раз не приходится.

— Что за разделение такое? — удивленно спросил Крутиков. Спортсмены, работники…

— Всегда и всюду, — твердо произнес Юрковский, — впереди шли энтузиасты-мечтатели, романтики-одиночки, они прокладывали дорогу админам и инженерам, а потом…

— Потом по костям этих самых мечтателей и романтиков кидалась скупая сероватая масса ВЕНЕРА С ПТИЧЬЕГО ПОЛЕТА 6 глава, чернь презренная… — криво улыбаясь, тоненьким голосом произнес Дауге. — Трепло ты, милый Володя, вот что! Энтузиастмеч­татель… гусар-одиночка!

Юрковский быстро оборотился к нему, но Краюхин поднял руку.

— Одну минуту, — проскрипел он саркастически. — Означает, Владимир Сергеевич, администраторов-энтузиастов не бывает? И инженеров-мечтателей тоже? Хм… И что ВЕНЕРА С ПТИЧЬЕГО ПОЛЕТА 6 глава там насчет сероватой массы?

Быков посиживал как на иголках. Никогда еще “пижон” не был ему так несимпатичен. Он посмотрел на Ляхова, бледноватого, с дрожащими от обиды губками, и разозлился еще более. Но он еще не имел тут права голоса.

— Мы все мечтатели, если угодно, Владимир Сергеевич, — продолжал Краюхин. — И энтузиасты ВЕНЕРА С ПТИЧЬЕГО ПОЛЕТА 6 глава тоже. Только каждый на собственный лад. Вот Вера Николаевна выражает свою удовлетворенность по поводу того, что “Хиус” дает ей возможность носиться по месту куда угодно и как угодно, тешить ее крылатую душу. Так. В этом она, по-видимому, и лицезреет настоящее предназначение “владельца места”.

— Я совершенно не это желала ВЕНЕРА С ПТИЧЬЕГО ПОЛЕТА 6 глава сказать… — растерянно проговорила Вера Николаевна.

— Надеюсь, что не это… Так как, имейте в виду, правительство, наш люд, наше дело ожидает от нас не только лишь… точнее, не столько рекордов, сколько урана, тория, трансуранидов. Мы все мечтатели. Но я мечтаю не носиться по месту подобно мыльному пузырю, а черпать из него все ВЕНЕРА С ПТИЧЬЕГО ПОЛЕТА 6 глава, что может быть полезно… Что сначала нужно для наилучшей жизни людей на Земле, для коммунистического содружества народов. Тащить все в дом, а не транжирить то, что есть дома! В этом наше предназначение. И наша поэзия.

— Как пчелы, — изрек Крутиков.

— Конкретно как пчелы, а не как… бабочки-поденки. Не считая ВЕНЕРА С ПТИЧЬЕГО ПОЛЕТА 6 глава того, позволю для себя направить ваше внимание и на то событие, что в наше время переходные периоды проходят стремительно. И вот вам наглядный пример: в дальнейшем рейсе пилоты “Хиуса” будут уже делать умеренную обязанность извозчиков. Основная роль отводится на этот раз уже другим. Вот ему… — Краюхин указал на Быкова ВЕНЕРА С ПТИЧЬЕГО ПОЛЕТА 6 глава. (Тот испуганно заморгал.) — И Дауге, и вам, Владимир Сергеевич. Населению земли необходимы богатства Венеры, а не экзальтированные рапорты. Так. А потом вы уступите место новым героям — производственникам, тем, кто будет строить фабрики на берегах Урановой Голконды. И все это работа, друг мой, вдохновенная работа, а не ВЕНЕРА С ПТИЧЬЕГО ПОЛЕТА 6 глава спорт! Только одни относятся к ней как к эффектной способности блеснуть под куполом цирка и сорвать рукоплескания, а другие — как к работе в общем строю. А вам, так сказать, мон шер, лишь бы добраться до сокровищницы загадок, где они лежат штабелями, и водрузить… Эх, вы… спортсмены!

Пришло молчание. Юрковский поднялся и, ни ВЕНЕРА С ПТИЧЬЕГО ПОЛЕТА 6 глава на кого не смотря, вышел.

— Славный юноша, — проговорил Краюхин. — Смелый, умница… Только амбиции у него — ой-ой-ой!

Ермаков произнес без ухмылки:

— Отец мне говорил, что некто Николай Захарович Краюхин в юности…

— “Краюхин, Краюхин”… — Николай Захарович стал кряхтя растирать колени. — То было в юности… И, не считая того, может ВЕНЕРА С ПТИЧЬЕГО ПОЛЕТА 6 глава быть, для тебя понятно, что упомянутого Краюхина за это самое рожой об стол… простите за выражение… на партийной конференции, да. И конкретно твой папаша, Анатолий Борисович! Так.

Краюхин сурово хмыкнул, покашлял и ушел.

Последние деньки перед стартом прошли неприметно. Все были заняты. Ермаков управлял работой группы ВЕНЕРА С ПТИЧЬЕГО ПОЛЕТА 6 глава обслуживания, грузившей “Хиус” всем нужным. Корабль был погребен под массой железных конструкций, опутан сетью шлангов и кабелей. Под ним теснились 10-ки машин-газгольдеров, машин-цистерн, тракторов, кранов и конвейеров. Работа велась деньком и ночкой. По толстым шлангам, покрытым пластами льда и инея, подавались сжиженные газы — водород и кислород, по узким ВЕНЕРА С ПТИЧЬЕГО ПОЛЕТА 6 глава шлангам вода и смазочные вещества. Сборочные потоки и краны забрасывали в три лючка баки, мешки и ящики с продуктами, снаряжением и оборудованием. 10-ки людей в спецкостюмах копошились в урановых реакторах. Прибывшие из Новосибирска спецы микрон за микроном инспектировали слой “абсолютного отражателя”; в этой неправдоподобно узкой и совместно с тем самой крепкой ВЕНЕРА С ПТИЧЬЕГО ПОЛЕТА 6 глава в мире броне могли оказаться микроскопичные недостатки, которые привели бы экспедицию к моментальной пламенной смерти. Сам Краюхин приехал посмотреть, как с купола “Хиуса” сняли толстую титановую плиту и осторожно опустили в зарядные камеры фотонного реактора баллоны-капсулы со консистенцией водянистого трития и дейтерия. Потом плиту опустили на место и ВЕНЕРА С ПТИЧЬЕГО ПОЛЕТА 6 глава в тот же денек затащили и укрепили над ней большой контейнер с “Мальчуганом”.

— С этим дурным ящиком на горбу, — досадливо произнесла Вера Николаевна, — “Хиус” имеет некий доморощенный вид.

Ляхов со Спицыным и Крутиковым все эти деньки проводил в рубке, где было сосредоточено управление планетолетом. Дауге и Юрковский ВЕНЕРА С ПТИЧЬЕГО ПОЛЕТА 6 глава занимались исследованием новых данных о Венере, привезенных Ляховым, без конца спорили, составляли какие-то загадочные радиограммы, несли их на подпись к Краюхину и позже на радиостанцию.

В самый разгар этой горячки Краюхин вызвал Быкова и поехал с ним на один из подземных складов на южной окраине городка. В сухом и светлом ВЕНЕРА С ПТИЧЬЕГО ПОЛЕТА 6 глава помещении склада Быков увидел ящики с орудием.

— Знакомые штуки? — осведомился Краюхин.

Быков с недоумением поглядел на него и наклонился.

— Карабин-автомат эталона 70 5-ого года.

— А вот те?

— Реактивные ружья… пистолеты…

— Ну вот, выбирайте.

Быков сообразил:

— На всех?

— На всех… да возьмите и запасец.

Быков молчком отобрал ВЕНЕРА С ПТИЧЬЕГО ПОЛЕТА 6 глава восемь новых карабинов, несколько 10-ов ручных гранат, лучевые пистолеты, финские ножики в желтых кожаных чехлах.

— А патроны где? И капсюли для гранат?

— Есть патроны, капсюли и все, что желаете. Напишите начальнику склада, что вам необходимо.

Они спустились этажом ниже.

— Это тоже вам, — произнес Краюхин, указывая на цилиндрические предметы, меркло отсвечивающие воронеными ВЕНЕРА С ПТИЧЬЕГО ПОЛЕТА 6 глава боками.

— Атомные мины… — пробормотал Быков.

— Понимаете?

— Как не знать…

— Возьмите 10 комплектов. Прихватите десяток висящих прожекторных ракет.

Спустя два часа через город на полигон проехала машина, груженная томными пластмассовыми ящиками и 10 круглыми решетчатыми футлярами. Еще через два часа эти ящики и футляры при посильном участии и под личным наблюдением Быкова были ВЕНЕРА С ПТИЧЬЕГО ПОЛЕТА 6 глава погружены на “Хиус”.

В конце концов все было закончено. В течение одной ночи пропали легкие и неловкие фермы, опутывавшие планетолет, шланги, краны и сборочные потоки. Ушли машины и трактора, уехали люди. На истоптанной, развороченной земле остались под моросящим дождиком только клочки проводов и тросов, кусочки фанеры ВЕНЕРА С ПТИЧЬЕГО ПОЛЕТА 6 глава, несколько позабытых досок да вбитые в грязь клочья маслянистой упаковочной бумаги.

Краюхин в сопровождении Ермакова и начальника группы обслуживания облазил все помещения “Хиуса”, все пересмотрел и перетрогал, придирчиво и подозрительно прислушался к массивному рокоту включенных для пробы соленоидов, сделал несколько пустяковых замечаний, слез на землю, вытер руки о край плаща и произнес ВЕНЕРА С ПТИЧЬЕГО ПОЛЕТА 6 глава:

— Пожалуй, все в порядке, Анатолий Борисович. Подписывайте акт.

Ермаков согласно наклонил голову. Начальник группы обслуживания облегченно вздохнул, потоптался, потом спросил, покашливая:

— Когда же старт, Николай Захарович? Завтра?

Но, как оказывается, оставались еще кое-какие формальности. В городке Краюхина срочно вызвали на радиостанцию, и, возвратившись оттуда, он сухо ВЕНЕРА С ПТИЧЬЕГО ПОЛЕТА 6 глава (так, по последней мере, показалось Быкову) сказал, что старт откладывается на утро послезавтра, а завтра прибывает комиссия.

— И вечерком будет… э… праздничный обед. Можно без фраков.

Юрковский энергично пошевелил губками, Ермаков флегмантично зевнул, а Крутиков пожал плечами и опять углубился в какую-то книжку.

— Пойдем прогуляемся, — предложил Дауге Быкову.

Они ВЕНЕРА С ПТИЧЬЕГО ПОЛЕТА 6 глава вышли из гостиницы и не спеша направились повдоль улицы к полигону.

— Тосты, напыщенные речи, — произнес Иоганыч утомилось. — Вытерпеть этого не могу!

— Ну, знаешь… — Быков недовольно посмотрел на него. — Такое событие все-же…

— Да какое оно “такое”? Люди делают свое дело. Чего же здесь экстраординарного? Ведь не назначается же особая ВЕНЕРА С ПТИЧЬЕГО ПОЛЕТА 6 глава комиссия, скажем, для того, чтоб отметить отправление геологической экспедиции?

— Бывает, наверняка, что и назначается.

— И зря. Это лишь на нервишки действует.

Некое время они шли молчком. Быков спросил:

— Так почему же так делается?

— А черт его знает почему. Думаю, что повелось так еще в давнешних времен, когда ВЕНЕРА С ПТИЧЬЕГО ПОЛЕТА 6 глава необходимо было “накачивать” людей, воодушевлять их для выполнения обыкновенной, простой работы… Вот с того времени и повелось так, и не могут отрешиться от дурного обычая. Ведь кому лучше нас осознавать значение экспедиции “Хиуса”! Забавно в наше время произносить зажигательные строчные правды… И зачем? Чтоб в тысячный раз вдалбливать то, что ВЕНЕРА С ПТИЧЬЕГО ПОЛЕТА 6 глава мы всосали с молоком мамы?

Они повернули назад в гостиницу. У входа в столовую Дауге тормознул, попятился и толкнул Быкова локтем:

— Тихо!..

Столовая была освещена мерклым вечерним солнцем. На диванчике, склонившись друг к другу, посиживали Богдан Спицын и Вера Николаевна. Они молчали, смотря в окно, и лица их были так ВЕНЕРА С ПТИЧЬЕГО ПОЛЕТА 6 глава серьезны и необыкновенно печальны, что у Быкова сжалось сердечко. Большая белоснежная рука Богдана обымала узенькие, хрупкие плечи дамы. Дауге потянул Алексея за рукав, и они на цыпочках прошли на 2-ой этаж.

— Вот, Алексей, как бывает… — проговорил Дауге. — Встречаются лишь на неделю, на две, и опять в различные ВЕНЕРА С ПТИЧЬЕГО ПОЛЕТА 6 глава стороны. Она старше его на 5 лет… Любовь, ничего не поделаешь. Реальная, большая любовь…

Он задумался. Быков осторожно спросил:

— Чего же они не поженятся?

— Что? Почему не поженятся? — не сходу отозвался Дауге. — Да при чем тут это? Они встречаются раз, много — дважды в год, понимаешь?

— Понимаю, — пробормотал Быков, но потом произнес ВЕНЕРА С ПТИЧЬЕГО ПОЛЕТА 6 глава решительно: Нет, ни черта не понимаю! Женились бы, жили бы вкупе, совместно и летали…

— Совместно… Вкупе им нельзя, Алексей. Они встречаются раз–два в год. Летать им вкупе нельзя — ведь Богдан прогуливается в такие экспедиции, куда дам не берут. Какая же это будет семья?

— Нет, — твердо произнес Быков, — могли ВЕНЕРА С ПТИЧЬЕГО ПОЛЕТА 6 глава бы как-то устроить, если б захотели.

— Может быть, естественно. Может быть, они просто придумали для себя эту любовь?

— Ну вот ты…

— Я бы, Алексей… — глас Дауге дрогнул, — я бы жизнь за возлюбленную даму дал! Я, друг мой, слабенький человек.

На последующий денек прилетели гости из Москвы. К ВЕНЕРА С ПТИЧЬЕГО ПОЛЕТА 6 глава удивлению и наслаждению Быкова, ужин прошел забавно. Были речи (и хорошие, как показалось ему), и тосты (только шампанское), и пожелания, межпланетники держались чинно и прилично, обходительно вставали и кланялись и даже смеялись, когда кому-либо из гостей бывало сострить. Краюхин сказал несколько смешных эпизодов из ранешнего периода межпланетных сообщений ВЕНЕРА С ПТИЧЬЕГО ПОЛЕТА 6 глава, а Юрковский вдруг разразился стихами Багрицкого. Он прочел собственных возлюбленных “Контрабандистов” и, когда замолкли рукоплескания, произнес обидно:

— Вот… сколько не плохих стихов о море и мореплавателях, а о нас совершенно нет. Сплошное “ты лети, моя ракета”.

— Поэты знают море тыщи лет, — увидела Вера Николаевна, — а место они совершенно еще не ВЕНЕРА С ПТИЧЬЕГО ПОЛЕТА 6 глава знают. Потерпи, Володя, будут хорошие стихи и о нас.

Юрковский поцеловал ее руку:

— Терплю, Верочка. А пока у нас только и остается:

Как аргонавты в старину,

Покинув отчий дом,

Поплыли мы,

Тирам-там-там,

За золотым руном.

Когда гости разошлись, Крутиков вздохнул и увидел:

— Слава богу, отлично посидели. Только ВЕНЕРА С ПТИЧЬЕГО ПОЛЕТА 6 глава…

— Да, — кивнул Дауге. — В собственном кругу прощальный обед был бы лучше.

Краюхин поднялся, с шумом отодвинул свое кресло.

— Прошу внимания, друзья мои, — произнес он. — Одну минутку внимания. На данный момент мы в собственном кругу, и мне охото сказать вам несколько слов. Алексей Петрович, налейте, пожалуйста, всем вина… По капле, Анатолий, не ВЕНЕРА С ПТИЧЬЕГО ПОЛЕТА 6 глава волнуйся… Вот так, благодарю вас. Друзья! Я тут самый старенькый межпланетник… да. Жутко вспомнить, на каких гробах мы начинали дело! По сопоставлению с “Хиусом” это были колымаги, чтоб не сказать ужаснее. Но я не из числа тех самодовольных дураков, которые ворчат, что сегодняшней молодежи-де не в ВЕНЕРА С ПТИЧЬЕГО ПОЛЕТА 6 глава пример легче, чем было нам. Ибо я знаю, как сложна ваша задачка. Задачка всегда определяется средствами, и как сильнее ваши теперешние средства, так труднее и ваша задачка. Вам будет не легче, чем нам… и даже сложнее, ибо на вас больше ответственности. Друзья, если вам будет очень тяжело, невыносимо тяжело, прошу ВЕНЕРА С ПТИЧЬЕГО ПОЛЕТА 6 глава вас, вспомните, для кого и во имя чего вы это делаете! Я знаю вас всех довольно отлично, чтоб быть уверенным: если вы об этом вспомните, сил у вас будет больше. Ну… вот и все. За вас!

Он поднял собственный бокал, испил и стремительно вышел из комнаты. Некое время ВЕНЕРА С ПТИЧЬЕГО ПОЛЕТА 6 глава все молчали. Потом поднялся Юрковский и произнес негромко:

— Что ж, аргонавты… за старика!

В этот вечер Быков длительно не мог заснуть.

Он встал, зажег свет и сел за стол, уставясь на лампочку, и так посиживал длительно. Взор его свалился на газету, которую он так и не удосужился просмотреть сейчас.

“Смелее внедрять ВЕНЕРА С ПТИЧЬЕГО ПОЛЕТА 6 глава высокочастотную вспашку” — передовая. “Исландские школьники на каникулах в Крыму”, “Дальневосточные подводные совхозы дадут государству сверх плана 30 миллионов тонн планктона”, “Пуск новейшей ТЯЭС мощностью в полтора миллиона кв в Верхоянске”, “Гонки микровертолетов. Фаворит — 15-летний школьник Вася Птицын”, “На беговой дорожке 100-летние конькобежцы”.

Быков листал газету, шелестя бумагой ВЕНЕРА С ПТИЧЬЕГО ПОЛЕТА 6 глава.

“Фестиваль стереофильмов государств Латинской Америки”, “Строительство Англо-Советской астрофизической обсерватории на Луне”, “С Марса докладывают…”

Быков просмотрел газету, помыслил и, сложив, засунул в кармашек куртки. Это нужно взять с собой. Это дыхание Земли, могучий пульс родной планетки, который охото чувствовать и в дальнем рейсе. Знак… Алексей вздохнул и погасил свет ВЕНЕРА С ПТИЧЬЕГО ПОЛЕТА 6 глава.

Утро старта было ясное. В 5 часов никто уже не спал, все собрались в гостиной, посиживали либо слонялись из угла в угол. За завтраком ели не достаточно и без охоты, и Ермаков делал вид, что не замечает этого. Краюхин и гости о кое-чем переговаривались вполголоса. Подали машины. Невзирая на ранешний ВЕНЕРА С ПТИЧЬЕГО ПОЛЕТА 6 глава час, улицы были полны людей. Никто не выкрикивал лозунги и приветствия, никто не подбегал с цветами, люди просто стояли и смотрели, но смотрели так, как глядят на родных и близких, уходящих в дальний и страшный путь. Машины выехали за город.

И здесь с Быковым вышло то, о ВЕНЕРА С ПТИЧЬЕГО ПОЛЕТА 6 глава чем он длительно вспоминал позже с недоумением и стыдом. Какое-то странноватое оцепенение обхватило его. Он вроде бы раздвоился и с безучастным любопытством смотрел на себя со стороны, не способен сосредоточиться. Клочки мыслей метались у него в голове, но ни за одну из их он не мог ухватиться и ВЕНЕРА С ПТИЧЬЕГО ПОЛЕТА 6 глава вынудить себя полностью поочередно реагировать на то, что происходит вокруг. Они проехали мимо стартовых установок, и Быков длительно и упрямо старался представить для себя, о чем задумывается ворона, сидячая на какой-то из них.

У капониров все стали прощаться. Быков механично пожимал чьи-то руки, чувствуя на собственном лице ВЕНЕРА С ПТИЧЬЕГО ПОЛЕТА 6 глава глупую застывшую ухмылку и не имея сил согнать ее. Краюхин что-то произнес ему, они обнялись и поцеловались, и снова Алексей Петрович поразмыслил только, что щека Краюхина очень прохладная и очень шершавая. Он с готовностью кивал головой, когда ему что-то с жаром гласил председатель горсовета, похлопывая по плечу. Потом он на ВЕНЕРА С ПТИЧЬЕГО ПОЛЕТА 6 глава негнущихся древесных ногах отошел в сторону и смотрел, как Спицын обнял Веру Николаевну, а она гладит ладонями его лицо. Дауге взял Алексея за руку и подвел к машине.

…Когда Быков поднял глаза, над ним уже громоздилась матово отсвечивающая выпуклая поверхность реакторного кольца. В конце концов он сообразил, что мешало ВЕНЕРА С ПТИЧЬЕГО ПОЛЕТА 6 глава ему. В мозгу безотчетно, но ясно билась одна и та же идея: “В последний раз. В последний раз”. Он не мог вспомнить, когда это в первый раз пришло ему в голову, но сейчас отвертеться от этих слов было нереально.

— По местам! — кликнул Ермаков противоестественно резким голосом.

Быков ВЕНЕРА С ПТИЧЬЕГО ПОЛЕТА 6 глава обернулся. Машины, которые подвезли их к “Хиусу”, уже уехали. Кругом расстилалась ровненькая пустынная тундра.

— Алексей Петрович, не задерживайтесь!

“Последние шаги по Земле”, — со странноватым любопытством прислушиваясь к для себя, пошевелил мозгами он, подходя к гибкому железному трапу. “Последний глоток земного воздуха”, — задумывался он, ухватившись за край лючка. Кто-то — кажется ВЕНЕРА С ПТИЧЬЕГО ПОЛЕТА 6 глава, Юрковский — сурово оттолкнул его и попросил быть осторожнее. “Последний взор на голубое небо…” Лючок со гулом захлопнулся. Тогда он сообразил, что опасается. Просто-напросто трусит. Он сходу успокоился и пошел прямо за Дауге в кают-компанию. Они расселись в креслах — Быков, Дауге и Юрковский — и молчком пристегнулись широкими ВЕНЕРА С ПТИЧЬЕГО ПОЛЕТА 6 глава эластичными ремнями. Ермаков, Спицын и Крутиков были, возможно, в рубке. Быков поглядел на Юрковского. Лицо Юрковского было сердитое, на носу показывалось желтое пятно. “Здорово все-же я его тогда…” — пошевелил мозгами Быков с мимолетным раскаянием.

— Приготовиться! — раздался из невидимого репродуктора высочайший и гулкий глас Ермакова.

Наступила мертвая тишь ВЕНЕРА С ПТИЧЬЕГО ПОЛЕТА 6 глава. На мгновение Быков ощутил тошноту и слабость. Большущим усилием воли он подавил мерзкое чувство слабости и покосился на Дауге. Тот сконцентрированно смотрел прямо впереди себя.

— Старт!

Громовой рокот донесся откуда-то снизу. Все вдруг двинулось. Сидение кресла мягко навалилось на тело. Быков изо всех сил зажмурил глаза и увидел разноцветные круги. Рокот ВЕНЕРА С ПТИЧЬЕГО ПОЛЕТА 6 глава усилился, стал тише и в конце концов затих. Наступила тишь. Быков осторожно приподнял веки и оборотился к Дауге.

— Боли больше не будет, — ясным, радостным голосом произнес Дауге. — Старт дан.

Юрковский вдруг гневно хлопнул себя по лбу.

— Что с тобой? — встревоженно спросил Дауге.

— Чертовщина!.. Я запамятовал электробритву в ВЕНЕРА С ПТИЧЬЕГО ПОЛЕТА 6 глава гостинице и, кажется, не выключил ее!

Быков с неким трудом принял сидящее положение, прочно потер ладонями виски и облегченно вздохнул.

Конец первой части


ЧАСТЬ 2-ая

Место И ЛЮДИ

КРАЮХИН

К вечеру погода испортилась. Со стороны океана потянуло ледяным холодом, над тундрой тяжело заворочались плотные волны сероватого тумана. Небо заволокли низкие тучи. Стало сумрачно, практически мрачно ВЕНЕРА С ПТИЧЬЕГО ПОЛЕТА 6 глава.

В кабинете начальника Главной радиостанции Седьмого полигона было тепло и светло. У стола в низком кресле, уткнув в грудь подбородок, дремал Краюхин. Его ноги в испачканных подсохшей глиной башмаках были неудобно вытянуты, огромные узловатые руки тяжело лежали на локотниках кресла. Над дверцей звонко щелкали часы, отсчитывая минутки. При ВЕНЕРА С ПТИЧЬЕГО ПОЛЕТА 6 глава каждом щелчке Краюхин на мгновение приподнимал синие веки. На краю стола остывал нетронутый стакан чая. В полуоткрытую дверь заглянул дежурный, постоял в нерешительности, потом подошел на цыпочках и положил перед ним пачку радиограмм.


velikij-majtrejya-proshyol-put-ot-pastirya-ovec-do-vsevishnego-vse-voplosheniya-ego-bili-stupenyami-k-voshozhdeniyu.html
velikij-nemeckij-poet-i-mislitel-iogann-volfgang-gete-referat.html
velikij-oblik-181-rerih-n-k-o-vechnom.html